masai

(no subject)

Если Жанна Агузарова улетела от нас на Марс (это известно каждому), то Бьорк летит сейчас где-то в районе Сатурна и будет лететь и дальше, конечно, и гораздо дольше, чем мы рассчитывали - как «Вояджер». И хотя уже примерно 15 лет я ни слова не понимаю из того, что она сообщает из космических глубин, я все ещё тем не менее очень ее люблю и ужасно рада обнаруживать, что она перед отлетом зашила свою музыку (ту, старую) в окружающий нас мир и все это так и функционирует до сих пор. Стоит только к этой музыке подключиться посредством наушников, сразу видно (именно), что все вокруг живет ей в такт. И ветер дунет вместе с духовыми, и береза стряхнёт на тебя свою подсохшую шелуху - как конфетти - под струнные (шассе, Оля, и пируэт, и батман!), и голуби (измельчавшие потомки динозавров, об этом всегда стоит помнить) взлетят и сядут синхронно, чтобы клювиками распахнуть занавес перед новым треком.

Кажется, где-то после Homogenic она вышла на околоземную орбиту и начала стремительно удаляться, растворяться во вселенной. Постепенно в ее музыке не осталось эмпатии, а человеческого - только то, что Бьорк сама биологически человек (но это неточно). Это музыка Природы в космическом смысле: она с каждым разом становится все более экстремальной, опасной и равнодушной к бедному человеку. Ко мне маленькой несчастной, конечно, в первую очередь. Оставляет любоваться этими биоморфными звуками, тектоническими ритмами и неевклидовыми гармониями - недолго и желательно с безопасного расстояния (идеально - посредством телевизора: «Когда Бьорк встретила Аттенборо»). Но возможно - и это очень даже вероятно - если когда-нибудь я полечу в космос, то окажется, что там все работает и звучит именно так, как Бьорк сообщала в своих радио-депешах.

С этим всем в ушах я прошла около 10 км, и мне стало ясно: что делать, зачем, как, а самое главное - что я живая. Ура.
masai

(no subject)

вот что я скажу насчет fb: писать под своим именем и при этом быть собой чертовски сложно. я соскучилась по ЖЖ. кажется, тут совсем никого не осталось, и это жаль, конечно, потому что говорить с самой собой как-то странно. но отчего бы и не вернуться к некоторым прежним практикам: писать письма, запечатывать их в бутылки, бросать в море.
дело за малым: опять научиться писать.
masai

(no subject)

о, я уже кое-что знаю ведь о качестве сна - не сновидений, а именно вот этого процесса, когда спишь. и вот на днях было ТАК СЛАДКО, просто не передать. и сновидения были соответствующие: солнечный яркий день, деревья - и листья, и кора какие-то неземные, и Доктор - красивый, приятный мужчина лет 50 с галстуком-бабочкой, немного старомодный, но все же "старо" можно смело отбросить - модный, и все складывается так удачно: меня осмотрели очень нежно, дали скидку (вижу счет на 62 000 рублей 00 коп.), и вот я будто только прикрыла глаза там во сне, открываю - а уже все готово: мне сделали липосакцию и подтяжку сисек. я еще не вижу результата, но чувствую приятное покалывание швов под больничной рубашкой с завязками сзади.
и тут будильник.
masai

(no subject)

ну и что по-вашему это нормально? шесть человек откликнулись. шесть! а остальные где? все ушли в фейсбук? пиариться?
masai

(no subject)

А чтобы я не слишком веселилась, возвращаясь домой, пришла новость о том, что уволилась Е.В., катина воспитательница, - единственная причина, по которой мы жили в Тушино. Можно переезжать, но блин.
masai

(no subject)

Шла до Асофры на Пьяццолле. Он делает так: собирает облака в такой концентрированный ком и набивает тебе ими грудную клетку плотно-плотно, там создается давление, и ты летишь.
Сегодня было почему-то трудно идти. Мне кажется, это все потому, что я выпила лишнюю чашку капучино за завтраком и съела ненужный кекс. Захотелось спать. К тому же утром я все еще была в не очень симпатичных местах. Наваррете оказался довольно бедным и обшарпанным, к тому же вчера была пятница, и все бухали. И ужин был невкусный. И потом долго пришлось идти до следующей деревни, где можно было бы позавтракать. И подступы к Нахере унылые.
Но потом после Нахеры вдруг другой мир. Дорога гладкая, цвета сочные, небо близко - вперед! Вот тогда я достала айпод и все стало непередаваемо хорошо.
Когда идешь, оказывается, можно использовать разные мышцы. Можно например перестать отталкиваться и включить бедро, идти им. Тогда нижняя часть ноги чуть-чуть разгружается. Но самое главное - это что-то в районе солнечного сплетения или может быть чуть выше и сердце и еще лопатки. Вот оно ведет. Вот бы жить на этой силе, но во мне ее очень мало, и в основном я тащусь по жизни за шкиряк.
Когда я влетела в альберге и остановилась, я немедленно замерзла, залезла в спальный мешок и проспала несколько часов.
masai

(no subject)

Долгий-долгий сон, длинное-длинное сновидение с приключениями, опасностями и погонями, но я ничего не боюсь, а также стремительная джонка там во сне, попутный ветер и мы несемся в закат - по школьным коридорам, стены есть, но их нет, и вот гроза теперь и немного лень вставать и варить кашу, до отъезда осталось 10 дней, очень много дел, вся кровать обложена путеводителями... Еще пять минуточек!
masai

(no subject)

...и если уж речь зашла про мой ад, то добавлю: там круглые сутки (хотя достаточно было бы и пары часов в день) играл бы саксофон.
- а что было бы в твоем раю, Оля?
- о, я знаю! там синкопы непременно сменялись бы арпеджио, а вкус еды всегда был бы таким же прекрасным, как ее многообещающий запах.